8 800100-19-30
Назад
Назад
Назад
29 ноября 2021
«У нас на первом плане не бои и выстрелы, а человек. Через человека и показана война. И те, кто прошел через съемки, говорят, что никогда уже не будут относиться к войне, как раньше»
Режиссер и видеооператор информационной службы ДГТУ, автор сценария и режиссер-постановщик фильма «Не женское дело» Яков Кордо в день 80-летия первого освобождения Ростова-на-Дону от фашистских захватчиков рассказал о том, как проходят съемки полного метра и зачем вузам снимать патриотическое кино.

– Яков Павлович, как пришла идея создания фильма о войне?

– Достаточно посмотреть на то, что сегодня происходит со знаниями и памятью о Великой Отечественной войне, чтобы найти ответ на этот вопрос. Я рос во времена, когда невозможно было себе представить, что война и ее уроки могут быть забыты, что наша молодежь, порой, не будет знать ответы на элементарные вопросы о Великой Отечественной, что ее итоги и причины могут подвергаться пересмотру и сомнениям. Появилось множество фильмов, в том числе отечественных, в которых война показана как нестрашное, даже «прикольное» приключение. Такое забвение чрезвычайно опасно.

Я отдаю себе отчет в том, что наши фильмы не способны, конечно, переломить ситуацию. И все же это наш вклад в общую борьбу за правду о Второй мировой войне, наше усилие по поддержанию памяти о ней.

– Можно ли назвать этот фильм продолжением отснятой Вами в 2018 году картины «Шли бои местного значения»?

– Да, фильм «Не женское дело» можно назвать если не продолжением фильма «Шли бои местного значения», то второй картиной дилогии. Их объединяют некоторые герои, место действия – Миус-фронт, время действия – весна-лето 1942 года (самые тяжелые месяцы Великой Отечественной войны).

– Какова основная идея фильма? Какие художественные задачи Вы перед собой ставили, приступая к съемкам?

– Среди многочисленных положительных отзывов на наш первый фильм мне попался такой: «Фильм больше похож на реконструкцию». Я мог бы принять этот отзыв за отрицательный, если бы сам не считал также. Любой фильм, даже документальный – это реконструкция. Да, именно реконструкция и наш первый фильм, и нынешняя работа. Мы хотим добиться максимальной достоверности происходящего на экране, чтобы зритель, особенно молодой, прочувствовал весь ужас происходящего. Как написал в своих воспоминаниях один из ветеранов: «Все было очень просто и очень страшно». Нам не постичь до конца, как эти ребята вынесли на себе весь этот ужас и победили, как сумели развернуть эту мощную фашистскую машину и от Волги погнать ее обратно. А этот фильм у нас еще и про девчонок и женщин, воевавших на фронтах. Как они, праздновавшие только вчера окончание школы, очутившись в окопах, лицом к лицу со смертью, сумели выстоять? Они, самой природой предназначенные для материнства. Потомки будут вечно искать ответы на эти вопросы. В наших фильмах мы тоже пытаемся их найти. У нас на первом плане не бои и выстрелы, а человек, через него и показана война. Именно такие картины в нашем отечественном кино всегда были лучшими фильмами о войне. Примеров этому множество.

Мы рассматриваем съемки таких фильмов еще и как своего рода инновационную форму патриотического воспитания молодежи. У нас через каждый проект проходит более 50 студентов. Поместить их в реальный окоп, где все так же, как было тогда, разве что не убивают и не ранят на самом деле, заставить делать их то, что делали их ровесники в 1942-м – думаю, это посильнее, чем просто провести с ними беседу на тему. Слова уже затерты и затасканы. А те, кто прошел через съемки, сами говорят, что никогда уже не будут относиться к войне, как раньше. 

– Как долго длились съемки? Где они проходили?

– Если считать от периода написания сценария, то работу над фильмом мы начали в январе 2019 года. К концу 2021-го успели отснять две трети фильма. Долго, конечно. Дольше, чем мы работали над первым фильмом «Шли бои местного значения». Но следует учесть, что этот фильм сложнее первого, снимать мы можем только в теплое время года, только по субботам и воскресеньям. Ну и конечно, очень сильно мешает пандемия, которая спутала график работы, затруднила финансирование.

Несколько съемок прошли в нашем университете и в съемочном павильоне Медиапарка. Но, в основном, фильм снимается за пределами Ростова-на-Дону, на местах реальных боев на Миус-фронте, зачастую даже в подлинных окопах, сохранившихся до наших дней.  У нас в первом фильме есть кадр гибели старшины при штурме высоты. Поисковики мне рассказывали, что на этом же самом месте они подняли останки красноармейца, который упал в том же направлении, на этой же высоте. Здесь же был найден боевой журнал, в котором командир записал: «Обстановка без изменений. Идут бои местного значения». Все это не предшествовало написанию сценария, а, наоборот, подтверждало написанное. То есть, получается, мы всё делали верно. А ведь бои на Миус-фронте шли жесточайшие. Мы находили целые россыпи стреляных гильз. Причем, лежали они, зачастую, прямо на поверхности. Представляете, сколько там полегло солдат?

– Кто вошел в состав съемочной группы? Кто и как помогает снимать этот фильм?

– В съемочную группу вошли сотрудники ДГТУ ТВ информационной службы ДГТУ, а также бойцы военно-патриотической молодежной организации «Донской фронт», нашего партнера в производстве фильма. Помогают в съемках практически все отделы университета. Но особая наша благодарность – ректору ДГТУ Бесариону Чохоевичу Месхи, который горячо поддерживает наш фильм и морально, и материально.

– С какими трудностями Вам пришлось столкнуться?

– Самое сложное в проекте, как ни странно, это люди. Трудно набрать массовку, трудно подобрать исполнителей главных и второстепенных ролей и потом удерживать их до конца такого продолжительного проекта. Но мы пока справляемся. С воссозданием военной обстановки мы, имея таких партнеров, как военно-патриотическая молодежная организация «Донской фронт», как раз-таки, не испытываем особых трудностей. Они обеспечивают съемки всем необходимым реквизитом, следят за достоверностью происходящего в кадре. Достоверность – крайне важная составляющая нашего проекта. Достоверность во всем – в обстановке, в действиях персонажей, в звуках, оборотах речи и даже в содержимом карманов. Так, например, в первом фильме в кармане офицера лежал настоящий партбилет с отметками об уплате членских взносов за 1942 год, а на руке одного из командиров были надеты исправные, действующие часы времен Великой Отечественной. Считаю, что это просто необходимо для внутреннего состояния актеров, чтобы даже в карманах их гимнастерок лежали не спрятанные от видеокамеры мобильники, а, например, монеты 1939 года. Консультанты из «Донского фронта» и для рабочей группы, и для актеров – непререкаемый авторитет. Кстати, этот фильм, так же, как и первый, снимается под фронтовую черно-белую кинохронику, потому что мы всю войну знаем именно по ней.

– В фильме принимали участие профессиональные актеры? Как формировали актерский состав?

– В самом начале я хотел привлечь к съемкам профессиональных актеров. Но никто из них не согласился работать бесплатно, а ведь у нас проект некоммерческий, мы все работаем в нем, что называется, по зову сердца, без оплаты. Деньги тратятся только на различные закупки для съемок. Поэтому в фильме снимаются непрофессионалы. Но это Донской край – здесь через одного талантливые актеры отыскиваются. Иной раз такие самородки попадаются! А актеры студенческого театра «633» ДГТУ только по статусу своему непрофессионалы, а по сути являются профессиональными актерами. При этом, надо учесть, что они актеры театральные, а игра актера в кино сильно отличается от театральной. Но все они очень пластичны, быстро уясняют задачи, которые ставит режиссерская группа, и точно их выполняют.

– Где и кому покажут фильм? Когда планируется премьера?

– О том, где будет транслироваться фильм, говорить еще очень и очень рано. Мы в процессе производства. К тому же не всегда это зависит от съемочной группы.

Премьера запланирована 22 июня 2022 года. Мы приложим все усилия, чтобы к этому дню завершить работы.

– Планируете ли Вы представлять снятые Вами фильмы на каких-либо фестивалях, конкурсах?

– Не исключаю, что мы выдвинем фильм на какой-нибудь фестиваль. Но, опять-таки, говорить об этом рановато. Поверьте, лучше всяких фестивалей показы в домах культуры и в кинотеатрах, в сёлах и станицах – как это было с фильмом «Шли бои местного значения», когда собирается полный зал, зрители переживают, плачут, подпевают героям.  Это высшая награда и для меня, и для всей съемочной группы, и для вуза в целом. Именно для таких зрителей мы и работаем. И если наши фильмы будут показывать хотя бы в Ростовской области, мы будем счастливы. Это лучше любого фестиваля.

Последние новости