8 800100-19-30
Назад
Назад
Назад
15 апреля 2021
Slow news и Clubhouse пранки: что нового в мире медиа?
Декан факультета «Медиакоммуникации и мультимедийные технологии» ДГТУ, доцент, кандидат педагогических наук Денис Дубовер рассказал о том, как работают карающие алгоритмы соцсетей и почему медиапотребление должно быть осознанным.

Хосе Луис Ориуэла, профессор школы коммуникаций Университета Наварры (Испания), утверждает, что появляется тренд брендирования контента. Почему контент становится брендом? Когда мы говорим NatGeoWild, всем понятно, что речь о животных в дикой природе, научпоп – это прежде всего порталы N+1 и Постнаука. Как Вы оцениваете этот тренд, как он влияет на выбор контента?

– Считаю, что тренд брендирования контента – положительный, потому что потребители начинают осознанно выбирать то, что им необходимо. Опорные тематики СМИ помогают сразу определить его направленность, упрощают потребителю выбор. Это нормальная ситуация, когда вокруг компании, которая занимается определенным видом деятельности, формируется имидж и бренд. Одно из основных условий: чтобы компании становились узнаваемыми и стереотипными в каком-то образе, требуется длительное время. То, что сейчас входит в тренды и занимает основную массу медиапространства, едва ли переживет 2-3 года, например, тренды Tik-Tok. И, конечно, они не могут стоять рядом с медиагигантами, которые годами нарабатывали свою репутацию.

Может ли брендирование контента стать технологией выработки репутации для нового СМИ?

– Конечно, эта технология есть, и она работает: один медиапродукт задает тренд, который определяет, как выглядит медиапродукт или контент того или иного типа. Например, CNN, BBC и Russia Today задали некие рамки узнаваемости телевизионного новостного контента. ВВC в этом списке была раньше всех, соответственно, каждый новый продукт, который появлялся на рынке, копировал заданные компанией типологические характеристики и признаки, для того чтобы их сразу начали отождествлять с новым СМИ. По такому пути идут, например, производители автомобилей. Они реализуют концепцию: «Этот автомобиль для бизнеса, а тот – для бездорожья». Мы еще не знаем автомобиль, не видели его, но реагируем на знакомые шаблоны, и если они соответствуют нашему запросу, обращаем внимание на рекламу. Так же работает и новый медиапроект или телеканал: если мы видим, что в кадре есть определенные фразовые клише, подача текста, цвета, мы понимаем, что этот медиапродукт будет, скорее всего, про политику, а тот – про популяризацию науки. Таким образом, это некая технология самоидентификации. Любое СМИ себя самоидентифицирует с каким-то видом продукта и визуально, текстово или аудиально это выражает.

Как Вы относитесь к карающим алгоритмам некоторых соцсетей, как это было с баном Дональда Трампа? Правомерны ли эти действия в эпоху свободы слова? Не становятся ли соцсети заложниками политических амбиций?

– Считаю, что это неправомерно. Это ненормально, потому что, если мы играем в свободу слова, в стране, которая учит весь мир демократии и свободной журналистике, свободному выражению мысли, блокировать Твиттер действующего президента, наверное, неправильно.

С другой стороны, я наблюдаю этот процесс с настороженностью. Фактически созданы такие инструменты воздействия, которые выходят из-под контроля, и противопоставить им пока что нечего. Получается, что социальные сети как среда коммуникации превращаются в инструмент для терроризма, экстремизма, идейной пропаганды, политической агитации. Сегодня все мировые мягкие революции делаются через социальные сети. Именно поэтому карающие алгоритмы пытаются оградить пользователей от соцсетей. Но, конечно, невозможно отключить Твиттер всем, поэтому решено было отключить провокатору.

И в этом смысле карательные инструменты должны быть, так как социальные сети сейчас – опасное оружие. И если в какой-то момент владелец оружия сходит с ума, то это может привести к фатальным последствиям: он может просто взять и подставить множество людей, подбив их на неправомерные действия.

Почему все больше общество говорит об осознанном медиапотреблении? Как тренд slow media повлияет на общий процесс развития медиа?

– В целом, культура потребления в мире достаточно низкая. Но многие люди все чаще начинают задаваться вопросом: «На что потрачено мое время?» Когда понимаешь, что это время уже не вернуть, становится понятно, что на бездумное медиапотребление потрачены годы: тонны новостей в лентах, ненужные видео и многое другое. Конечно, если это время было потрачено на приобретение нового культурного, образовательного, научного или социального опыта, выстраивание бизнес-связей, то можно сказать, что мы инвестировали это время обдуманно. Но очевидно, что неразумное потребление, например, всех видео в Инстаграм – лишь потеря времени. Медиаконтента сегодня стало слишком много, и выбор его стал слишком простым. Круг бесплатных медиаресурсов растёт с каждым днем, как и разнообразие контента. Сегодня мы можем получить доступ к любому контенту даже без выхода в DarkNet. Именно поэтому возникает понимание, что медиапотребление должно быть осознанным и осмысленным, иначе мы становимся заложниками и жертвами манипуляторов-нейромаркетологов.

Что касается slow media, я думаю, что это очень крутой тренд, который приживется в культуре российского медиапотребления. Количество людей, которые любят анализировать, рассуждать, видеть причинно-следственные связи, довольно большое, поэтому большой популярностью пользуются еженедельные обзоры, дискуссионные шоу или дайджесты. Slow news – это некий возврат к истокам, когда новостей было не так много и было время их осмысливать. И при этом, такие новости не создают постоянный информационный шум, как, например, flash-news в Телеграм.

Clubhouse: в чем феномен популярности? В чем уникальность данной платформы?

– Феномен Clubhouse в том, что можно говорить без ограничений. Можно говорить долго, подключая большое количество людей. Это возможность высказать свое мнение, поделиться чем-то, подискутировать. Потому что, например, радио очень лимитировано жёсткими временными рамками. Чаще всего, в радиоэфире не успеваешь сказать все, что хотел, так как перебиваешься на музыку, на рекламу, а в Clubhouse ты хозяин своего эфира. Также тот факт, что нет возможности переговорить информацию снова, что к выбору слов нужно подходить очень обдуманно и осмысленно, добавляет остроты, адреналина.

Почему площадка, похожая на привычное радио и подкасты, стала такой популярной? Ведь технология работы радио и Clubhouse совершенно одинаковая: вышел в эфир – начал говорить. То же самое можно сказать о парах «газета-интернет» (читаешь текст, размещенный на бумаге или на сайте) и «телевидение-Ютьюб» (нажал кнопку – смотришь видео).

– Мы называем это кросс-медийные переходы. Их появление связано с развитием технологий. Фактически технологизация приводит к тому, что мы оказываемся в новой реальности. Как только появляется новый девайс, мы немедленно теряем внимание к старому продукту. И если в нем нет потенциала для трансформации, он может пропасть навсегда. Владельцы традиционных медиа, конечно, хотят, чтобы их продукт был востребован, поэтому они и переводят свои мощности и контент в новые пространства, например, в Youtube, как это было с традиционными телеканалами. Газеты сначала перешли в формат веб-сайтов, а сейчас реализуются в телеграм-каналах. Все это делается для того, чтобы не терять аудиторию.

Какие риски создает популярная соцсеть Clubhouse для голосового общения? Смогут ли мошенники использовать голосовую соцсеть Clubhouse в своих целях, подделывая голоса известных личностей и манипулируя пользователями?

– Я не вижу ничего нового: тут существуют те же угрозы, что и в других медиаканалах. Пранки есть в реальной жизни, на Youtube, в СМИ есть фейковые новости. Очередные пранки могут родиться в Clubhouse. Точно так же там можно агитировать на что-то, завуалированно продавать запрещенные средства. В этом смысле Clubhouse – не феномен. Искусственный интеллект сейчас развился настолько, что можно подделать лицо, мимику, голос любой известной личности и запустить в любом медиаканале. Поэтому в рисках, которые связаны с Clubhouse, ничего нового нет.

Как процесс цифровизации развивает медиа? Какие медиа выйдут на первый план и почему? Какие еще тренды появятся в медиа? Дополненная реальность, может быть, что-то еще?

– Я думаю, что в ближайшие несколько лет будет усиливаться тренд на короткие видео, вроде видео из Tik-Tok, и будут появляться российские аналоги приложения. Кроме того, будет сохраняться тренд на повышение качества контента. Контент должен быть красивым, технологичным, должен включать в себя множество визуальных частей – от простой инфографики до эффектной графики, приближенной к кинематографической. Думаю, в ближайшее время мы начнем встречать все больше элементов дополненной реальности: метки меню на столах кафе, информационные сообщения о мире, зашифрованные в QR-коды. А вот виртуальная реальность останется узконаправленным сегментом: её будут использовать некоторые группы пользователей, к примеру, геймеры. С виртуальной реальностью связано одно существенное обстоятельство, которое невозможно пока преодолеть: от нее быстро устаешь, она очень негативно отражается на здоровье человека. Если долго находиться в виртуальной реальности, теряется ощущение пространства и времени, начинают болеть глаза и голова. Если, с медицинской точки зрения, мы когда-нибудь сможем преодолеть это, использование виртуальной реальности станет возможным в образовании детей и подростков, в психологических практиках, в индустрии развлечений. Но пока маловероятно массовое использование очков VR в практиках, которые составляют более 20-30 минут. Гораздо большие перспективы сегодня в дополненной реальности (AR), которая и более доступна как для производителей, так и для пользователей.

В последнее время в медиа появилось много новых терминов. Что такое digital-globalization, new media art, self media, nanopublishing?

– New media art, в моем представлении, это искусство, которое выражается в медиапространстве с использованием технологий дополненной реальности, например, когда с экрана телефона визуал переходит в 3D проекцию на стол. Self-media – это когда я сам создаю свой медиаконтент. Я сам создаю медиа, передаю накопленный опыт и знания на большую аудиторию. Nanopublishing – формат микротвитов, максимум информации в минимальную единицу времени. Digital-globalization – это когда подросток из Филиппин и подросток из Сибири одинаково переживают, что мало лайков на их пост и мало фолловеров. Digital-globalization – когда весь мир мыслит примерно одинаково, потому что все используют одни и те же платформы для распространения контента и алгоритмы действия и мысли. Стоит учитывать, что этот процесс способен разрушать национальные культурные коды и формировать глобальные, а также приводить к ускорению времени: увеличивается количество действий в единицу времени. На принятие решения сегодня требуется значительно меньше времени.

Конечно, нужно учитывать, что самый глобальный тренд из всех вышесказанных - digital-globalization, он распространяется по всему миру. Все эти англицизмы входят в язык, потому что у них нет аналогов в русском медиа-пространстве.

Последние новости