8 800100-19-30
Назад
Назад
Назад
2023
2022
2021
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
28 мая 2021
Психологи ДГТУ: «За тревогой школьников перед ЕГЭ стоит глубинный страх оценки»
Декан факультета «Психология, педагогика и дефектология», профессор, доктор психол. наук Ирина Абакумова и доцент кафедры «Общая и консультативная психология», кандидат психол. наук Галина Звездина в интервью корреспонденту информационной службы о том, к чему может привести чрезмерная требовательность родителей и учителей к подросткам перед ЕГЭ и как школьникам психологически подготовиться к экзамену.

– Сегодня говорят о том, что система ЕГЭ отработана, к экзамену все привыкли и школьники не волнуются. Так ли легко подростки переживают этот этап?

Ирина Абакумова: Большинство школьников испытывает стресс и тревогу перед любым экзаменом, не только перед ЕГЭ. У всех экзаменационный стресс проявляется по-разному, это связано с генетическим уровнем эмоциональной тревожности. Люди с высокой личностной тревожностью обладают более низкой самооценкой и тяжело переносят стресс. В противоположность им личности с низким нейротизмом испытывают меньшее беспокойство в различных жизненных ситуациях.

В принципе, людей, не испытывающих тревогу, нет и быть не может. Тревога – это закономерная реакция организма на стресс. Приходя на экзамен, школьник понимает, что от малейшей ошибки, от невнимательности может зависеть его дальнейшая судьба, реализация его мечты.

Когда мы переживаем стресс, наша симпатическая система запускает так называемую реакцию «бей или беги». Первое ее проявление – учащение сердечного ритма из-за выброса гормона адреналина. Второй механизм реагирования на стресс – запуск цепи гормональных реакций в мозге, в результате которых вырабатывается кортизол – главный стрессовый гормон. Таким образом, внимание становится более рассеянным, мы не можем сосредоточиться, эмоционально привести себя в гармоничное состояние.

– Какой страх стоит за тревогой школьников?

Галина Звездина: За тревогой перед экзаменом стоит глубинный страх оценки. Каждый школьник тяжело переживает за результат, за свою отметку. В любом случае, когда учитель оценивает учебные достижения подростка, он всегда подсознательно апеллирует к личности школьника. Дети это чувствуют.

Если проработать причину тревоги и страха, скрывающегося за ней, получается так: почему я так сильно переживаю за результат? Не потому, что я не знаю математику или химию, а потому, что это оценка меня как личности, и это меня очень сильно тревожит.

И.А.: К страху оценки у нас есть врожденная предрасположенность, мы не можем развиваться с точки зрения эффектов госпитализма (синдром, при котором наблюдается отставание в развитии у детей или деградация у взрослых в психическом и физическом плане, – прим. ред.). Человек работает над собой благодаря тому, что поступает обратная связь от окружения: кому-то мы нравимся, кому-то нет. Это стимуляция нашего самосовершенствования.

Почему именно ЕГЭ вызывает столько страхов? Мы его коллективно абсолютизируем, придаем излишнюю значимость и важность экзамену. Сами эмоционально нагнетаем ситуацию. Подросток может несколько раз сказать самому себе, что не стоит нервничать, но все равно будет находиться в достаточно тревожном состоянии. Все это порождает эффект эмоционального заражения: испуганы дома родители, переживает учитель, невольно школьник тоже отражает их состояние. Поэтому на уровне волевой саморегуляции необходимо готовить ребенка к преодолению таких стрессовых событий, в том числе с помощью групповых тренингов и семинаров с психологом.

– Действительно, с одной стороны, давление общего чувства тревоги, а с другой – личные чувства школьника. Например, подросток может и не бояться, он уверен в знаниях, но под давлением общества тоже заражается тревогой. Почему это происходит и как оградить себя?

Г.З.: Казалось бы, с ЕГЭ уже все понятно, но почему очередное поколение подростков переживает тревожное состояние заново? Каждый школьник пропускает это через себя, оценивает ситуацию сдачи экзамена сквозь призму своего опыта.

Стрессовая экзаменационная ситуация характеризуется, с одной стороны, мобилизацией организма и познавательных процессов, а с другой – высоким эмоциональным фоном, который зачастую затмевает познавательную активность. Сильные эмоции выводят подростка из гармоничного состояния, он не может сосредоточиться.

Есть внешние социальные факторы. Не так страшна и волнительна сама ситуация с экзаменом, как ее ожидание. Мотивируя детей на отличную подготовку, на ответственную сознательность, семья и педагоги предъявляют к детям высокий уровень ожиданий.

– Бывают случаи, когда школьники после неудачной сдачи экзаменов впадают в депрессию. Может ли давление учителей и родителей довести подростка до трагедии? Как взрослым не пропустить момент, когда школьник переступил грань?

Г.З.: Есть физические признаки, по которым можно распознать депрессивное состояние школьника. Это хроническая усталость – подросток плохо засыпает, нарушается аппетит, изменяется поведение, он становится либо более возбужденным, либо более замкнутым. Если родители замечают, что у ребенка появляется некоторое безразличие, в глазах пустота или безысходность – это уже достаточно тяжелое состояние, необходима помощь специалиста.

В целом, чтобы не допустить депрессии, важна психогигиена, ее основы известны всем – здоровый сон, своевременный отдых, правильное питание, богатое витаминами и минералами. Важна организация жизни перед экзаменом, чередование труда и отдыха, двигательная активность на свежем воздухе.

И.А.: Казалось бы, ничего сложного – законы психогигиены знакомы каждому из нас. Но мы зачастую не выполняем этих требований, а в стрессовой ситуации синдром хронической усталости обостряется. У каждого человека есть определенный механизм реагирования на ситуацию, но во время экзамена у организма не остается ресурсов, чтобы справиться со стрессом.

Поэтому мы и говорим о том, что необходимо правильно готовиться к ЕГЭ. В том числе, стоит заранее определить временные промежутки изучения материала и отдыха. Также рекомендую сначала выучить незнакомый или трудный материал, а потом приступить к более легкому или повтору знакомого.

– Может ли страх перерасти в паническую атаку?

И.А.: Может. Но есть понятие педагогической и психологической ответственности. Школьники не просто так идут на интеллектуальное испытание, к ЕГЭ их готовят. Чаще всего учителя знают, кто из подростков и как реагирует на стрессовую ситуацию. Кроме того, в школах есть психологическая служба, специалисты которой проводят диагностику. Дети с повышенной ситуативной тревожностью – это особый объект внимания психологов, с ними предусмотрены индивидуальные занятия, их знакомят с приемами аутотренинга, помогающими выровнять эмоциональное состояние и пережить стресс.

Приведу пример из личной практики. Ко мне обратились родители, которые жаловались на то, что ребенок плохо учится, и хотели, чтобы его проконсультировал сторонний специалист. Я порекомендовала семье сначала обратиться к школьному психологу. Папа и мама изначально скептически отнеслись к моему предложению, но все же вдвоем пошли в школу. Они провели в кабинете 1,5 часа, вышли совершенно потрясенные. Их удивило, что у психолога есть огромное досье на этого ребенка. Она знает обо всех его сильных сторонах и особенностях, она раскрыла родителям весь потенциал ребенка. Кроме того, вся информация о школьнике постоянно передается учителю, психолог часто проводит консультации с ребенком.

Как показывают исследования, почти четверть детей обладает высоким уровнем тревожности. Тем более, что ЕГЭ сдают школьники младшего юношеского возраста. Это период эмоциональной неустойчивости, которая является предпосылкой панических атак и агграваций – болезненного преувеличения симптомов. Например, ребенку кажется, что он задыхается.

Если психологи, учителя и родители целенаправленно готовят школьников, и это не разовое дежурное мероприятие, а обязательно пролонгированная программа длительностью в несколько месяцев, то панических атак не должно случиться.

– В целом, как психологически школьнику подготовить себя к экзамену?

Г.З.: Чтобы подготовить подростка к экзамену, должны работать специалисты. Согласно статистике, сегодня в школах Ростовской области на одного психолога приходится порядка 800 – 1 000 детей, а должно быть около 200.

В периоды активной подготовки школьников к ЕГЭ дефицит специалистов особенно ощутим. Поэтому школам необходимо иметь сторонний механизм привлечения психологов, которые будут проводить подросткам тренинги развития волевой саморегуляции и работать с учителями.

Ведь сколь ни квалифицирован и мотивирован школьный психолог, у него есть физический предел.

И.А.: Вопрос, как избежать тревоги перед экзаменом, задается не одно десятилетие, это связано не только с ЕГЭ. Еще в 80-е годы в Германии велась общественная дискуссия, связанная с оценочными средствами. До того как ребенок приходит в начальную школу, его дома оценивали формулировками «хорошо» или «плохо», «сделал сегодня лучше, чем вчера».

Родители сравнительными техниками детей мотивировали, поддерживали эмоционально. Когда ребенок приходит в школу, ему ставят оценки, ценность отметки становится выше, чем ценность самого процесса познания.

С точки зрения психологии, в начальных классах лучше не ставить оценки. Но, если мы хотим, чтобы дети научились сдавать экзамены без излишнего эмоционирования, их нужно к этому готовить. Например, чем старше ребенок, постепенно вводить балльную систему оценивания и одновременно проводить психологические тренинги саморегуляции.

Минимум за полгода до ЕГЭ необходимо проводить репетиционные занятия несколько раз в неделю. Таким образом, у детей формируется эмоциональная адаптация и они будут знать, как вести себя на экзамене.

На тренингах психологи помогают подросткам не просто пережить этот конкретный день и час, но и формируют у школьников определенные навыки, которые помогут в дальнейших жизненных стрессовых ситуациях. Это техники правильного дыхания, медитативные приемы для расслабления и концентрации.

Вообще, универсальную программу подготовки к ЕГЭ для всех детей, к сожалению, выработать невозможно. Но если мы действительно изучаем ребенка, думаем о нем, формируем его индивидуальные траектории, то все получится.

Последние новости